Биография

«Мама у меня работала в обкоме партии, она была деканом Университета марксизма-ленинизма. В их обязанности входило просматривать всякую запрещенную литературу, недоступную простому человеку. Однажды я у нее нашел листки, где было написано про йогу. Мама меня очень любила, я был единственным ребенком в семье. Она мне говорила: «Ты не представляешь себе, что это такое. Йога – это просто потрясающие вещи». Она так это сказала, что я запомнил на всю жизнь. «Они сидят в медитации в позе лотоса, эта медитация такую силу дает, могущество. Я, например, когда папа с работы идет, его еще из-за угла не видно, а я уже знаю. Вот это йога. Только никому не проболтайся». И она мне демонстрировала. Мне было тогда 10-12 лет, я пробовал медитировать, но у меня ничего не получалось. Потом пришло время, все стали увлекаться спиритуализмом, парапсихологией, смотреть передачи с Чумаком и Кашпировским. Однажды у меня загноился палец под ногтем, обычно в таких случаях делают операцию. Я вспомнил про медитацию, и несколько часов ночью сильно медитировал на Кашпировского, и заснул. А на утро обнаружил, что все рассосалось. Так у меня появился интерес к изучению всяких аномальных явлений.

Когда я позже познакомился с Сознанием Кришны и уже несколько месяцев повторял мантру, поехал в гости к родителям в Казахстан, взял с собой книги, четки, решил маме попроповедовать. Она меня послушала и говорит: «На самом деле у меня такое впечатление, что ты эту философию совершенно не понимаешь. Оставляй свои книги, я сама разберусь». Я написал ей мантру и уехал. А где-то через полтора года она приехала в гости в Петербург. И уже перед отъездом она вдруг говорит: «А знаешь, забыла тебе сказать – я уже полгода повторяю 16 кругов». А когда я потом снова побывал дома, увидел прочитанную мамой «Бхагават-гиту» – она была вся подчеркнута вдоль и поперек, вопросы, восклицательные знаки – то есть она ее прорабатывала как декан Университета марксизма-ленинизма. И она до сих пор практикует. А папа с уважением относился, а сейчас мама и его вдохновляет практиковать.

Вообще, я познакомился с Сознанием Кришны в 92-ом году. Будучи офицером Флота, я служил на Новой Земле, где был испытательный полигон ядерного оружия. Там я подхватил изрядную долю радиации, и меня перевели в Санкт-Петербургский военный университет, где я сначала был командиром среди курсантов, а затем преподавателем. После переезда в Санкт-Петербург мое здоровье резко ухудшилось, врачи в таких случаях просто разводят руками, и я стал искать какие-нибудь нетрадиционные методы лечения: голодание, вегетарианство, начал йогой заниматься. И очень быстро начал поправляться. А потом узнал, что помимо хатха-йоги существуют еще и другие виды йоги. Мне попалась одна карми­ческая книга, где описывались карма-йога, гьяна-йога, мистическая йога, бхакти-йога. И я решил попробовать каждую из этих йог. Карма и гьяна меня не вдохновили, а в мистической йоге было сказано, что через два месяца медитации на чакры будет выход в самадхи. С самого начала две вещи меня вдохновляли встать на путь самосознания – самадхи и истинный духовный учитель. Но через два месяца никакого самадхи не было, и я решил попробовать бхакти-йогу. Там говорилось, что нужно взять четки и вслух повторять Харе Кришна мантру, с чем я никак не мог согласиться, так как считал, что медитация должна быть безмолвной. Мне нужен был какой-нибудь наставник. Тут я узнал, что у нас в университете есть два курсанта-кришнаита. Я подумал, что сейчас я из них все вытяну. Я вызвал одного из них, он дрожал как осиновый лист, потому что в прошлом я был его командиром. Он отвечал на мои вопросы, но я толком ничего не понял. Тогда он привел меня на программу, где из лекции я тоже мало что понял, но киртан меня очень вдохновил. Я запомнил одну мелодию, и целыми днями ее напевал, подобрал ее на фортепиано, гитаре. Мои домашние начали с ума сходить от этого. Тем временем я наладил садхану: вставал в 5 утра, делал омовение, продолжал свои медитации на чакры. И решил, что бхакти тоже не повредит – и в течение дня повторял и пел Харе Кришна. Тот курсант Сергей принес мне «Бхагават-гиту», но она была очень дорогая, и он просто оставил ее мне на время. Я поставил книгу на полку, повернув изображением Кришны к себе, и таким образом каждый день медитировал на Него. Сергей заходил каждую неделю и спрашивал, прочитал ли я книгу. Мне было неудобно, и я решил обмануть его – прочитать только шлоки без комментариев, и сказать, что прочитал. За два дня я прочитал шлоки, и, когда я закончил «Бхагават-гиту», мне приснился удивительнейший сон, ничего подобного после этого не было: все было в сиянии, ко мне подошел сияющий Шрила Прабхупада, обнял меня, дал в руки «Бхага­ват-гиту» и на чистом русском языке сказал: «А теперь читай всю и очень внимательно». Так я получил первое наставление от Шрилы Прабхупады. На следующий день я встретил Сергея, долго тряс ему руку: «Ну, такого подарка мне еще никто не делал». Он, в конце концов, подарил мне книгу. Я начал читать «Бхагават-гиту» и уже через месяц понял, что нужно очень серьезно к этому относиться, нужно читать мантру. Через неделю я пов­торял 16 кругов. А также Сергей привлек меня в это движение, сказав, что здесь истинные духовные учителя. Я ждал, когда же я их увижу. До того я встречал разных учителей, но видел, что это либо мошенники, либо просто не авторитетные люди.

И вот я уже увидел Ниранджана Махараджа, Мукунду Госвами, Харикешу Махараджа. Один такой старый питерский преданный, Ишвара Пури, тоже в прошлом военный, заботился обо мне, и я стал его спрашивать, кого бы мне выбрать в духовные учителя. А он говорит: «Подожди, не торопись, вот приедет Гопал Кришна Госвами, вот тогда и делай выбор». Я стал ждать. Это было 1 мая 93-его года, когда должен был прилететь Махарадж. У меня появилось сильное желание поехать встречать его в аэропорт. Утром, читая джапу в парке, я все время думал об этом. И в какой-то момент слезы навернулись на глаза и потоком хлынули из глаз. Я подумал, что это, наверное, какой-то особый знак, надо обязательно поехать.

Это был маленький аэропорт, много преданных пели киртан. Прилетел маленький АН-24, оттуда скинули лесенку, и я увидел вдалеке оранжевую точку, она была такая яркая и привлекательная. Тут я понял – все, это мой гуру! Гуру Махарадж вышел, преданные стали забрасывать его цветами, я смотрел и любовался им, сложно было сдерживать эмоции. Вдруг он остановился напротив меня, посмотрел внимательно в глаза, и дал цветок. Я снова получил подтверждение.

В следующие дни Гуру Махарадж давал даршаны, и у меня возникла идея привести курсантов, которым я проповедовал, многие из них уже повторяли мантру. Когда мы приехали, даршан уже шел. Я сказал им: «Я войду первый в алтарную, а вы смотрите и делайте то же самое, что и я». Мы все были в морской военной форме. Я вошел, снял фуражку, поклонился. Потом вошел второй, сделал то же самое. Потом третий, четвертый, пятый, шестой… Гуру Махарадж остановил даршан: «А что здесь происходит?». «Это Ваш ученик на даршан пришел». «Пусть ученик остается, а всем остальным – прасада, и побольше!» А затем был индивидуальный даршан, и нашу группу пропустили вперед. Гуру Махарадж стал вспоминать: «Мой отец тоже был морским офицером, командовал эскадрильей кораблей. И я в детстве проходил школу юнг…» Потом были вопросы, и один курсант спросил: «Скажите, пожалуйста, в чем смысл жизни человечества и лично Ваш?». Гуру Махарадж ответил коротко и просто: «Смысл жизни человечества в том, чтобы просто вернуться обратно домой к Богу, а смысл моей жизни – чтобы просто служить Господу. Если я служу Господу, я самый счастливый человек, а если не служу – то самый несчастный. И для меня нет разницы, где жить – в шалаше или во дворце. Главное – это служение Господу». И тогда Гуру Махарадж дал мне наставление: «Обязательно проповедуйте среди военных. Это очень разумные люди». И у нас возникла одна идея. Через неделю должен был состояться крупный туристский слет всех военных академий и училищ ленинградского округа. Я попросил у Гуру Махараджа благословение провести там проповедь и киртан.

Нас было четверо преданных из военного университета. Мы решили приготовить прасад на наш лагерь, взяли с собой двух поваров из «Говинды». В первую ночь там началась повальная пьянка. Мы еле уговорили наших поваров остаться хоть на день. Мы отобрали продукты и приготовили замечательный прасад. Все стали пробовать, наслаждаться, про все консервы забыли. Каким-то мистическим образом, пьянка во всем лагере прекратилась. Мы договорились о проведении киртана. Но тут оказалось, что вместо нас будет выступать Военная Медицинская Академия с достаточно пошлыми песнями. Мы расстроились, как вдруг один офицер подходит и говорит: «Вы что, отказываетесь от киртана? Мы пролетели в эстафете, художественная самодеятельность пошла насмарку, киртан – наша последняя надежда. Я сейчас все устрою». Этот офицер к тому времени уже несколько страничек из «Бхагавад-гиты» прочитал. И вскоре мы стали угощать наших конкурентов-музыкантов сладостями, бурфи, халавой. И один из них говорит: «А я знаю кришнаитов, слышал, как они пели. Ну, они, конечно, намного круче, чем христиане, я их уважаю, хорошие ребята… Давайте мы споем, у нас есть только две непош­лые песенки, а потом вы». И когда пришло наше время, мы зажгли благовония, надули шары с «Харе Кришна», стали раздавать прасад, создалась такая удивительная атмосфера. И вот мы начали петь, киртан потихоньку нарастал. И тут из толпы слушателей стали выходить музыканты с гитарой, флейтой, контрабасом, барабаном и начали подключаться к киртану. Потом люди начали вскакивать, танцевать, ходить паровозиком. Я вел киртан, оглянулся, а там уже около двадцати музыкантов в экстазе участвуют. Тут командование из Генштаба, которое проводило этот слет, увидело, что ситуация совершенно неуправляемая. Старший полковник вырвал у меня микрофон и стал кричать: «Прекратите! Вы не видите, что с ума сходите?». А та группа из Военной Мед Академии взяли и пошли харинамой по всем лагерям. Это было что-то потрясающее. Ко мне подбегали курсанты и говорили: «Товарищ майор, Кришна, здесь точно был Кришна!». Я тогда подумал, насколько могущественно благословение Гуру Махараджа. Киртан шел минут 20-30, но мы потом слышали разговор местных деревенских жителей: «Вы слышали? У них там похоже большой праздник был, они всю ночь пели Харе Кришна…» Выполняя наставления Гуру Махараджа, мы решили развернуть активную проповедь во всем военном университете, где училось несколько тысяч человек. Мы выкупили книги Шрилы Прабхупады и поместили их в местный читальный зал, нам выделили стенд. Также договорились с библиотекарем, что если кто-то будет брать эти книги читать, всех этих людей брать на карандаш. Я потом находил этих людей и проповедовал им. Я вычислил одного такого курсанта, нашел его группу. Его позвали: «Слушай, тебя там какой-то черный майор спрашивает». Он вышел весь бледный «ну все, конец, вычислили»… Сейчас этот преданный президент храма во Владивостоке.

На каком-то этапе нашей деятельности в университете мы решили создать клуб бхакти-йоги, причем никого не спрашивая. Лекции проводили все брахманы Санкт-Петербурга. Помню, когда лекцию проводил Чайтанья Чандра прабху, в аудиторию еле вместилось около 150 человек. Мы закупили еще книг, открыли библиотеку, через которую прошло порядка 200 человек. Потом по каким-то причинам старшим преданным запретили там проповедовать, и тогда Гуру Махарадж дал мне благословление самому программы проводить. И однажды генерал, начальник института узнал об этом, вызвал меня: «Я приказываю все эти программы прекратить». Я сказал: «Слушаюсь!», и программы стали подпольными. В моем кабинете вела потайная лесенка на второй этаж, где мы сделали кухоньку, алтарную, проводили там программы. Когда приехал Гуру Махарадж, я рассказал, что генерал запретил программы проводить, на что он ответил: «А ты не беспокойся, я думаю, что скоро все будет нормально». Где-то через месяц приехала большая комиссия из Москвы и стала шерстить весь институт, выявили какие-то грубые нарушения, граничащие с преступлением, сняли с должности генерала и всех его заместителей. Пока стали назначать новых, мы возобновили свои программы. Так слова Гуру Махараджа исполнились.

В институте уже все знали, что я в Сознании Кришны. Когда я проходил мимо, они вытягивались по стойке смирно и говорили: «Харе Кришна, товарищ майор!», и я им так серьезно отвечал: «Харе Кришна!». Но через какое-то время наш начальник факультета пожаловался новому генералу и запретил программы. Мы тогда особенно Нрисимхадеву молились. Через несколько дней случился большой пожар и почти весь факультет сгорел. И начальник факультета как-то в сердцах сказал: «Видимо кришнаиты наколдовали».

Тогда была такая ситуация, что мэр Санкт-Петербурга Собчак решил забрать весь этот военный комплекс, и новый генерал хватался за сердце. Я встретил его и говорю: «Товарищ генерал, у меня есть что-то важное Вам сказать». «Да? Пойдем со мной!». Несмотря на ожидающую его толпу в приемной, он завел меня в кабинет. У меня была заготовлена молитва Нрисимхадеву. «Товарищ генерал, нужно читать эту мантру три раза в день, 100% защищает!» «Точно помогает?» «Проверено!» И я увидел, что у него в глазах появилась вера. А у нас уже была традиция по праздникам дарить ему наши торты. И также один курсант с нашего клуба бхакти-йоги был отчислен за неуспеваемость, но стал адъютантом у этого генерала. Нам привезли из святой дхамы махапрасада в виде кусочков сахара, и этот адъютант каждый день этот сахар подсыпал в чай генералу. И видимо генерал эти молитвы читал, поскольку очень скоро весь этот конфликт вскоре сошел на нет, где-то в Москве его замяли, никого не сняли. Я вновь убедился в могуществе Нрисимхадева. А генерал даже как-то встречался с нашим президентом Су-дамой прабху, и когда однажды мы проводили Ратха-ятру, он выделил курсантов для ее охраны. Таким образом, он участвовал в преданном служении Господу. У генерала был один заместитель, начальник политотдела, который смотрит за идеологией. Однажды к нам приехал Двиджа Кришна прабху и говорит: «Сейчас я прочитаю у вас лекцию» «Как это?» «Я договорюсь». Он пошел к генералу, потом к начальнику политотдела, подружился с ним, говорит: «Я из Генштаба», хотя уже был на пенсии. Собрали все факультеты в большой аудитории. Начальник одного факультета собрал своих пятикурсников, которые хотели сбежать, лично всех пересчитал и сказал: «Ну, кузькину мать, хотя бы один сбежит – голову оторву!». И вот выходит на сцену полковник и с шикхой – воцарилась гробовая тишина. А он говорит: «Я из Генштаба по делам религий», и начал петь киртан. Все были в шоке. Потом он провел очень хорошую лекцию про Сознание Кришны, начальник политотдела жал ему руку, очень благодарил его. После лекции сбежалась толпа, и раскупили очень много книг, в первую очередь «Бхагават-гиты».

Позже я договорился о встрече Гуру Махараджа с начальником политотдела. Предварительно договорились в консульстве, чтобы не было никаких недоразумений. Когда мы ехали с начальником на встречу, я ему говорю: «Вы знаете, это очень уважаемый в Индии человек, и он будет очень рад, если Вы сложите так ладони и скажите «Харе Кришна». Он на меня так посмотрел: «Что-о? Он у нас в стране, пускай по-нашему здоровается». Я подумал, что это не очень хорошее начало. Когда мы приехали на квартиру, нас встретил Яшоматинандана и попросил подождать, пока Гуру Махарадж молится. Тут выходит сияющий Гуру Махарадж и сразу сам протянул руку вперед для рукопожатия. Потом снял с себя гирлянду: «Эта волшебная гирлянда Вам в подарок», и надел на него, тот аж присел под ее тяжестью. Потом Гуру Махарадж рассказывал ему, в чем смысл Сознания Кришны, очень деликатно проповедовал. Затем принесли прасад, Гуру Махарадж касался рукой каждого блюда и говорил: «Вот это дал, рис, сабджи, чапати…». А если Гуру касается пищи, то это уже махапрасад. И потом я через Яшоматинандану шепнул, чтобы Гуру Махарадж договорился о проведении лекции в военном институте. И Гуру Махарадж говорит ему: «У Вас такие прекрасные курсанты, образованные офицеры, Вы проявляете такую заботу о них, Вам можно позавидовать. Я бы просто мечтал дать лекцию среди такой прекрасной аудитории». Тот уже был «пьян» от прасада, общения, и таким широким жестом рукой: «Да я Вас приглашаю». К сожалению, к следующему приезду Гуру Махараджа он уже ушел на пенсию, но после этой встречи он сказал: «Я хочу иметь полностью весь комплект книг Шрилы Прабхупады». Многие из книг до сих пор стоят в его кабинете.

Гуру Махарадж очень глубоко чувствует состояние ученика. Однажды я пришел на даршан, у меня были проблемы в семье, начал спрашивать, что же мне бедному делать. А Гуру Махарадж и говорит: «Ты такой искренний хороший человек, ты так искренне служишь Кришне, Он так тобой доволен, ты делаешь все как надо…» Он меня так прославлял. Когда я вышел, все обдумал, и больше никогда в жизни к нему с такими вопросами не подходил. Я понял, что к Гуру с такими вопросами не нужно приходить. Помню, как одна матаджи пришла на даршан и жалуется: «Гуру Махарадж, что мне делать, у меня духи водятся, по чакрам меня бьют…» Гуру Махарадж стал смотреть на нее широко открытыми глазами, начал делать круговые движения руками, произнося «у-у-у», потом вдруг громко хлопнул в ладоши: «Все, нет больше духов, нет». Она потом уходила и повторяла: «Как, неужели ни одного не осталось?» Таким образом Гуру Махарадж иногда свой юмор проявляет. Однажды Гуру Махарадж приехал в Петербург, стояли сильные морозы. Я хотел его увидеть, приехал к «Говинде», где ожидали Гуру Махараджа на конференцию. Я был в форме, тонкой шинельке, долго ждал, мерз до последнего, пока не почувствовал, что сейчас упаду. Пришлось бежать в метро, немного расстроился. А вечером от слуги узнал, что как только Гуру Махарадж подъехал к «Говинде», сразу спросил обо мне: «Почему его здесь нет, куда он делся?». Хотя Гуру Махарадж не знал, что я там буду. Настолько он чувствует своих учеников. Однажды был случай, после чего я понял, как важно молиться за нашего Гуру Махараджа. Мы должны хотя бы полминутки в день уделить молитве о его здоровье, чтобы Господь дал ему сил продолжать служить миссии Шрилы Прабхупады.

Однажды в Майапуре я подошел к Гуру Махараджу и говорю: «Вот Вы столько раз приезжали в Санкт-Петербург и мне все никак не удавалось как-то личностно Вам послужить. Можно я здесь хоть немного Вам послужу?». «Да, хорошо, в семь закончится заседание Джи-Би-Си, и ты мне поможешь». Я пришел в назначенное время в его комнату, он говорит: «Я сейчас иду на прогулку читать джапу, ты идешь со мной». Он взял свои зимние кроссовки, положил в пакет: «На, неси». На улице было жарко, так снова Гуру Махарадж проявил свое чувство юмора. Я понял, что на большее я не способен. А потом мы пошли в самадхи Шрилы Прабхупады, и я чуть не занес пакет внутрь, Гуру Махарадж меня остановил: «Ты что делаешь, нельзя так». Он читал джапу, а в какой-то момент подошел к Шриле Прабхупаде и начал молиться. И тогда я тоже начал молиться: «Дорогой Шрила Прабхупада, Гуру Махарадж как никто другой предан Вашей миссии. Ваша миссия – вся его жизнь. Ему порой бывает очень-очень тяжело. Пожалуйста, помогите ему удовлетворить Вас, Кришну, выполнять преданное служение». И в этот момент пуджари, который проводил пуджу, дал Гуру Махараджу два цветочка. Гуру Махарадж их понюхал, подозвал меня и дал мне один. И тут волна энтузиазма захлестнула меня, я подумал, надо еще пуще молиться. Я стал благодарить Шрилу Прабхупаду, еще сильней молиться. Пуджа закончилась, пуджари снял с Прабхупады две гирлянды и одел на Гуру Махараджа. Гуру Махарадж снова меня подозвал и одну гирлянду одел мне. Я подумал, что нужно не только самому молиться за Гуру Махараджа, но нужно и других вдохновлять делать это, это очень важно. Иногда, когда Гуру Махарадж дает лекцию, пока переводчик переводит, он молится за учеников, это просто удивительно.

Гуру Махарадж всегда заботится, чтобы мы были устроены, сыты в святой дхаме. Однажды он принимал почетных гостей в делийском ресторане храма, и я прибежал туда, надеясь послужить как-нибудь, может махапрасад перепадет. Он меня увидел: «Как у тебя, все хорошо? Ты вкушал?» «Нет еще, Гуру Махарадж». Тогда он позвал главного менеджера этого ресторана и говорит ему: «Вот этот преданный – русский генерал. Накормить его так, чтобы он был полностью удовлетворен». Все бросились врассыпную что-то делать, а Гуру Махарадж улыбнулся, прищурил глаз и говорит мне на ухо: «Но только сегодня». Он хорошо знает природу русских преданных. Ученикам очень важно медитировать на желание Гуру Махараджа распространять книги. Он хочет, чтобы распространялось очень много книг. Я заметил, что если занимаешь призовые места, и Гуру Махарадж награждает – он очень доволен, что мы исполняем волю Шрилы Прабхупады. Жизнь Гуру Махараджа, его стремления, мечты – удовлетворить Шрилу Прабхупаду. А легче всего удовлетворить Шрилу Прабхупаду – распространяя книги.

Когда сыну было два года, жена вдруг говорит, хотя она не была преданной: «Ты говорил, что твой гуру приезжает. Давай пойдем к нему – пусть он нашему сыну даст духовное имя. Когда Гуру Махарадж увидел его, спросил: «Это ваш сын? Как его зовут?»

«Рома». «Зовите его Рама, и вы все получите благо». На самом деле, Гуру Махарадж дал ему мощное благословение. Когда ему было пять лет, был марафон и объявили всемирный день распространения книг. Я тогда книги вообще не распространял, это для меня было чем-то невозможным, не мог никак начать. Я тогда решил сына научить распространять, а сам буду рядом. Я научил его определенной мантре, примерно это выглядело так: «Здравствуйте, возьмите, пожалуйста, эту книжечку. Она про то, что мы не есть это тело, а вечная душа, все время рождаемся и умираем.

Дехино смин йатха дехе
Каумарам йавунам джара
Татха дехантара-праптир
Дхирас татра на мухйати.

Как душа переходит из детского тела в юношеское, а затем в старческое, точно также при смерти она переселяется в другое тело. Эти изменения не беспокоят того, кто осознал свою духовную природу. Возьмите эту книгу, она стоит столько-то». И мы пошли на санкиртану в район моего университета. Тут вижу одного знакомого офицера, а Рама говорит: «Папа, распространи ему книгу». «Да ты что, он же всем расскажет». Но Рама был настойчив. Знакомый подошел, мы поздоровались, я автоматически открыл дипломат и еле-еле промямлил: «У меня есть кое-что для тебя». Он уверенно взял книги, посмотрел и говорит: «Это то, что я давно искал. Беру». Я понял, что Рама знает свое дело. И он сам подходил к разным людям, повторяя выученную мантру, а мне сказал: «Папа, а ты близко не подходи, а то подумают, что ты со мной». Так он распространял книги, а люди поражались: «Откуда ты знаешь все это?» «Меня папа научил!». В том марафоне участвовало около 150 человек, и Рама занял десятое место.

Гуру Махарадж всегда особое значение уделял санкиртане. Раньше я не распространял книги, а занимался намахаттами, но всегда думал: «Когда же наступит тот день, когда я буду распространять книги? Почему я не могу?». Когда я возвращался домой, то на выходе из метро встречал преданных с книгами, мне было стыдно за себя, и я старался не показываться им на глаза. Но Гуру Махарадж однажды сказал, что это важно, чтобы намахатты распространяли книги. И мы делали так: утром вместе с детьми выходили на санкиртану, потом вместе возвращались, кто-то тем временем готовил прасад, и такие программы проходили просто потрясающе. А однажды в Индии я случайно попал на семинар по санкиртане, походил пару дней просто ради интереса, ничто меня не вдохновило, но видимо семечко запало. Когда я вернулся в Петербург, то начал распространять книги каждый день, и с того момента я этому следую, и еще ни разу не прекращал распространять книги. Если мы хотим удовлетворить Гуру Махараджа, Шрилу Прабхупаду, то нужно просто брать книги и распространять. Сначала я распространял максимум по 10 книг в день. И я попросил благословений у Гуру Махараджа повысить личную санкиртану, и уже через месяц уходило по 40-50 книг. Если кто-то хочет много книг распространять, Гуру Махарадж может дать такие благословения. Потом мы уже просили благословений повысить санкиртану в Москве, потом по России. И вот по итогам прошлого года результаты по России увеличились в два раза – это огромный результат. При награждении в Майапуре говорили, что Гопал Кришна Госвами курирует эту зону, поэтому санкиртана так растет. Сейчас результаты санкиртаны продолжают расти.

И очень важно заниматься преданным служением в духе служения Гуру Махараджу. Потому что Кришна принимает служение через Гуру. Если мы стараемся удовлетворить Гуру Махараджа – Кришна становится очень удовлетворен. Гуру Махарадж всегда говорит, что самое лучшее преданное служение – это проповедь. Служение Гуру бывает двух видов – вапу и вани, т.е. личное служение и служение наставлениям. Можно видеть, что Гуру Махарадж намного больше ценит служение наставлениям, когда ученики внимательно слушают его лекции. Однажды он приехал в Петербург и на лекции не увидел нескольких своих учеников, и в сердцах сказал: «Не ходить на лекции своего Гуру – это просто сумасшествие». И уже в аэропорту повторил тоже самое. Настолько он серьезно относится к процессу слушания. И мы видим, что обычно на лекции Гуру Махараджа съезжаются ученики из разных городов. Выполнение наставлений духовного учителя – залог нашего успеха. На самом деле это совершенство. Это и есть чистое преданное служение.

Гуру Махарадж очень вдохновляет поклоняться Божествам. Мне один пуджари по секрету поведал, как Гуру Махарадж его однажды спросил: «А ты знаешь, какие самые красивые Божества в мире? Это Делийские Шри Шри Гоур Нитай». И Гуру Махарадж заказал Свои Божества Шри Шри Гоур Нитай по точной копии Делийских. И такое вдохновение поклоняться Божествам передается преданным, я знаю у многих учеников есть Боже­ства. Я спросил однажды Гуру Махараджа: «Как нам помогают служение Божествам, пуджи Туласи, Шриле Прабхупаде. Как это может помочь лично мне в санкиртане?». Он ответил: «Когда поклоняешься Божествам, это дает чистоту. А из чистоты рождается сила, и ты становишься очень сильным в проповеди, можешь много книг распространять».

И также Гуру Махараджу очень нравится, когда его встречают. Хотя он и говорит, что не нужно на это время тратить, но на самом деле он говорит это из смирения. И мы видели, когда встречаем его киртаном, как его сердце переполняется радостью. Он очень любит своих учеников, ценит личностные отношения, ценит заботу старших учеников о младших.

Гуру Махараджу очень нравится, когда преданные принимают на себя дополнительные обеты, очень серьезны в Сознании Кришны, строго следуют садхане, прилагают дополнительные усилия.

Он как-то сказал: «Преданные по-разному прогрессируют: есть преданные, которые идут в Сознании Кришны, есть преданные, которые ползут в Сознании Кришны, есть преданные, которые лежат и не шевелятся, есть такие, которые пятятся как рак, а есть преданные, которые бегут…»

И он сказал мне: «Беги! Беги!»